С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XX ВЕКА 31 страница

Без крыши над головой остались тысячи людей. По оценкам советских экспер­тов, ущерб составлял 15 миллиардов рублей в довоенных ценах.

После изгнания оккупантов на Кубани побывали известные писатели Кон­стантин Симонов и Аркадий Первенцев.

«Въезжаем в Краснодар... - писал К. Симонов, - на нескольких углах подряд у фонарных столбов только что снятые повешенные. Возле трупов на снегу дощеч­ки... «За распространение ложных слухов», «Я воровал имущество германской армии», «За агитацию против германской армии».

Аркадий Первенцев в очерке «От Волги до Малой земли» свидетельствовал: «Незаметно подъехали к Ее... станции, конечно, нет... Нет разъезда Ровного, нет Порошинской, как Тихорецкой, Малороссийской, Мирской, нет Кавказской. Вез­де руины и ... бесконечные остовы низвергнутых с откосов поездов».

Восстановление экономики. Все надо было восстанавливать, строить заново. И работа началась. Но быстро восстановить разрушенное без помощи других реги­онов страны не представлялось возможным. И страна пришла на помощь.

23 января 1943 г., когда Краснодар не был еще освобожден, правительство СССР принимает решение о выделении Кубани 3900 тракторов, 350 автомашин, 450 ком­байнов, 3000 плугов, 1000 сеялок. Из других регионов страны в Краснодарский край прибыли 3800 трактористов, 545 комбайнеров, 585 бригадиров тракторных бригад, 105 механиков.

В конце 1943 г. вышло новое постановление СНК - «О дополнительных мероп­риятиях по восстановлению хозяйства Краснодарского края». Оно предусматри­вало расширение помощи народному хозяйству Кубани со стороны республик и областей, не подвергавшихся оккупации. В край стала поступать существенная помощь из Грузии, Дагестана, областей Урала и Сибири.

Остро ощущалась нехватка квалифицированных кадров. Для их подготовки повсеместно стали организовываться краткосрочные курсы. С февраля по декабрь 1943 г. на курсах было подготовлено около 40 тыс. специалистов рабочих профес­сий. Здесь же повысили квалификацию 17 тыс. рабочих совхозов, МТС и колхоз­ников. Значительную часть подготовленных кадров составили женщины и моло­дежь. Их доля среди специалистов была велика не только в промышленности и сельском хозяйстве, но и на транспорте. От общего количества работников Северо­Кавказской железной дороги они составляли до 45 %. Число работников-женщин на железной дороге особенно выросло после начала «галиевского движения», смысл которого сводился к тому, что к работе стали привлекаться члены семей железно­дорожников. Обходчик Краснодарской дистанции пути Е.Д. Галий в бригаду по ремонту и текущему содержанию пути включил всех членов своей семьи: жену и трех дочерей. Такая «семейственность» не только поощрялась, но и настойчиво рекомендовалась. К 1944 г. на Краснодарской железной дороге работало около 60 «галиевских» бригад, полностью состоявших из женщин. Доля женщин в целом по стране составляла в конце 1943 г. более 40 % от общего числа работающих, а на Кубани женщины составляли около 80 % всех занятых в промышленности (в других отраслях народного хозяйства и в социальной сфере доля женского труда достигала 90 и более процентов). За трудовой подвиг по восстановлению железно­дорожного транспорта около 150 женщин были отмечены правительственными наградами; среди награжденных были Дарья Глушко, Альвина Уйнт, Мария Под- лесная, Анна Нагина и многие другие.



Восстановлению железнодорожного сообщения в крае было уделено основное внимание, сюда направлялись трудовые ресурсы, техника, отряды добровольцев. В первую очередь восстанавливали железную дорогу Краснодар - Новороссийск. Введение ее в строй было не только чрезвычайно важным, но и очень опасным делом. На восстановительных работах от взрывов мин погибли 23 человека, 75 были тяже­ло ранены. Но задания выполнялись в срок. В 1943 г. было восстановлено более 2500 километров пути, 636 мостов, 25 вокзалов, что позволило в следующем году полностью выполнить задание по перевозке грузов железной дорогой.

После освобождения Кубани была поставлена задача восстановления второй важнейшей отрасли хозяйства края - нефтяной промышленности. Ведение работ жестко контролировал Государственный Комитет Обороны, принявший в ноябре

1943 г. постановление «О мерах по восстановлению нефтяной промышленности Краснодарского края». Были определены план добычи нефти, сроки восстановле­ния законсервированных скважин и бурения новых, ввода в строй нефтеперегон­ных предприятий. И уже в 1945 г. Кубань дала 650 тысяч тонн нефти.

Для восстановления разрушенных домов, школ, больниц, строительства но­вых объектов нужны были стройматериалы, и в первую очередь - цемент. А цемен­тные предприятия Новороссийска лежали в руинах. Сюда на восстановление горо­да, цементного завода «Пролетарий», вагоноремонтного и судостроительного заво­дов, предприятий «Октябрь» и «Красный двигатель» было направлено из всех районов края 1250 человек, в основном женщин. Большинство женских бригад объявили себя фронтовыми. Норма перевыполнялась в два-три раза. Мужские профессии без труда покорялись женщинам (слесарь, сварщик, электромонтер). Промышленные предприятия, причалы порта вскоре были введены в строй и ста­ли работать на победу.

Для восстановления остальных отраслей промышленности также широко ис­пользовался потенциал сельских тружеников. Менее чем за год (к январю 1944 г.) в крае было восстановлено более 800 промышленных предприятий и артелей. Но большая часть заводов и фабрик продолжала лежать в руинах. Не хватало ни сил, ни средств. Да и фронт был недалеко и требовал к себе такого же внимания, как и раньше. В последнем военном году объем промышленной продукции составил лишь треть от довоенного.

Катастрофическим было положение на селе. От колхозов и совхозов требова­ли: «дать», «сделать», «поставить», «увеличить», а взамен почти ничего не давали.


Жизнь сельских тружеников была тяжелой и полуголодной. Продовольственные товары, выдававшиеся в колхозах, даже не покрывали минимальных потребнос­тей сельчан в продуктах питания. Выживали в основном за счет небольших при­усадебных участков. А трудились от зари до зари. Надо было вернуть к жизни поля, восстановить их плодородие, повысить урожайность, продуктивность стада. А еще и удовлетворить потребности фронта.

Почти все приходилось делать вручную. Тракторный парк был или уничтожен, или мобилизован. Многие трактора не работали из-за отсутствия запчастей и трак­тористов. Рабочее тягло было истощено, посевной материал почти полностью от­сутствовал.

За время оккупации с животноводческих ферм края врагом было угнано 175 тыс. лошадей, 300 тыс. голов крупного рогатого скота, 600 тыс. овец и коз.

В плуги запрягали дойных коров, часто вскапывали землю вручную, при помо­щи лопат и тяпок. Зерно для сева собиралось по домам. Под посев 1943 г. у колхоз­ников было собрано 6 млн 700 тыс. пудов зерна.

Несмотря на крайне неблагоприятные условия 1943 г. и низкий урожай зерно­вых культур (9,5 центнера с гектара), на элеваторы края было вывезено в порядке хлебозаготовок 27 млн пудов зерна. 10 млн пудов помимо этого сдано в хлебный фонд Красной Армии.

Был выполнен и государственный план поставок животноводческой продукции.

Восстановление сельского хозяйства - это подвиг, сравнимый с успехами со­ветских солдат на фронте. Вклад тружеников тыла в победу над врагом невозмож­но переоценить.

Война нанесла огромный ущерб социальной сфере. Были разрушены дома куль­туры, кинотеатры, многие учреждения образования, здравоохранения и культуры. Наибольшим разрушениям подвергся Краснодар. Было уничтожено 807 домов жилой площадью почти 120 тыс. квадратных метров, среди них - 420 крупных зданий, в том числе 98 общественных, 66 культурно-просветительных и 120 жи­лых. Разрушены здания четырех высших учебных заведений. Уничтожены вузовс­кие лаборатории и библиотеки, общий фонд которых составлял около одного мил­лиона томов только научной литературы. В руинах лежали драматический театр и театр музыкальной комедии, Дворец пионеров, почти все школы, кинотеатры, клу­бы, больницы, детские дома. При отступлении фашисты полностью разрушили гостиницу «Европа» и главную часть гостиницы «Централь».

Восстановление социальной сферы не было первостепенной задачей, но мес­тные советские органы делали все, чтобы наладить работу школ, больниц, органов культуры, средств массовой информации.

Мобилизация, гибель гражданского населения за время оккупации и в резуль­тате бомбежек, эвакуация жителей в другие районы страны, угон тысяч кубанцев в Германию, добровольный уход части населения с немцами - все это привело к существенному сокращению численности населения края. На 1 февраля 1944 г. на Кубани проживало около 2,5 млн человек. Городское население сократилось на треть. Население Краснодара составляло около 130 тысяч человек.

Уменьшилось в крае число школ, техникумов, вузов. Количество учеников в школах сократилось в два раза. Число музеев уменьшилось в три раза, библиотек - в четыре, а количество книг в них - в 6,5 раза. Через три дня после освобождения в Краснодаре начала работать краевая библиотека имени А.С. Пушкина. Немцы во время оккупации разместили в ее здании банк. Библиотечный инвентарь, катало­ги, книжный фонд значительно пострадали. Книг, журналов и газет осталось •40 % от довоенного количества.

Несколько лучше была ситуация в системе здравоохранения. Численность боль­ниц, роддомов, здравпунктов, амбулаторий, станций скорой помощи достигла по­чти дооккупационного уровня. Здесь не последнюю роль сыграл город Сочи, кото­рый в войну стал всесоюзным госпиталем, где лечились раненые, поступавшие практически со всех фронтов. В его санаториях и эвакогоспиталях было излечено 326 тысяч бойцов. Процент вылеченных в городе Сочи был выше, чем в целом по стране. Здесь была достигнута высокая эффективность лечения: более 72 % ране­ных и 90 % больных возвращались в действующую армию. У немцев этот показа­тель составлял чуть более 50 %. Опыт организации лечения и эффективной рабо­ты лечебных учреждений передавался учреждениям здравоохранения всего края.

Большую помощь в восстановлении сельского хозяйства и в уборке урожая оказывали школы. Многие учителя отказывались от отпусков и шли на уборку хлеба и сена. Так же поступали и школьники. Они не только трудились на полях, но и оказывали шефскую помощь семьям фронтовиков и инвалидам войны. Уча­щиеся работали в госпиталях, давали концерты, ухаживали за ранеными, писали за них письма домой и на фронт, дежурили в палатах. За годы войны учителя и школьники края собрали 112 тонн лекарственного сырья для больных и раненых воинов.

Темпы восстановления экономики, сельского хозяйства, социальной сферы были бы значительно выше, будь край освобожден полностью. Но за «Голубой линией» немцы сосредоточили значительные силы, которые удалось разбить толь­ко осенью 1943 г. С аэродромов Тамани и Крыма немецкие самолеты осуществля­ли бомбардировку городов и станиц края, военных объектов и железных дорог. Ситуация еще более осложнилась весной 1943 г. Красная Армия начала насту­пательные операции на «Голубой линии» и в районе Новороссийска с целью полного освобождения Кубани от захватчиков. Была проведена мобилизация граж­дан на строительство оборонительных сооружений. К нему привлекалось все трудоспособное население в возрасте от 16 до 55 лет. На пункты надо было при­ходить со своим инструментом и питанием. За уклонение от оборонительных работ предусматривалась ответственность по законам военного времени: штраф до трех тысяч рублей, а при повторном случае - военный трибунал. К июню 1943 г. был создан Краснодарский оборонительный рубеж (намного мощнее, чем в 1942 г.). Он включал в себя более чем двадцатикилометровый противотанковый ров, по­чти 2 тыс. огневых точек, 250 стрелковых окопов, 3,5 тыс. метров баррикад и более 32 километров ходов сообщения. На его сооружении трудились тысячи горожан.

§ 55. Суд над предателями

27 марта 1943 г. в крае была создана комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В ее состав вошли П.И. Селезнев - первый сек­ретарь крайкома ВКП(б), Н.Ф. Тюляев - председатель крайисполкома, А.Н. Медве­дев - начальник НКВД края, П.Н. Лаптинов - директор ВИТИМа, А.И. Носатовс- кий - доктор сельскохозяйственных наук, профессор, Г.Н. Бессонов - священник.

Кроме выявления лиц, сотрудничавших с оккупантами, предателей, дезертиров комиссия занималась еще и определением ущерба, нанесенного за время хозяйни­чанья фашистов.

По данным комиссии, в крае было убито, замучено оккупантами и их пособни­ками 61 540 человек.

За время оккупации с территории Краснодарского края было вывезено 1,5 млн тонн продуктов сельского хозяйства и сырья. Только в августе 1941 г. фашисты захватили 400 тыс. тонн кубанского зерна.

Фашистский режим, утверждавший «новый порядок», оставил на Кубани за­метный след. Немцы во время оккупации не только убивали, проводили политику массового террора и разрушения советской инфраструктуры, но и пытались реа­лизовать свою социально-экономическую политику (преобразования в аграрном секторе, в торговой, налоговой и финансовой сферах, в области здравоохранения и образования).

Кубань, как и некоторые другие оккупированные южные регионы, стала местом, где сотрудничество населения с захватчиками получило существенное распростра­нение. Немцы сумели привлечь на свою сторону часть граждан, не по своей вине оказавшихся на оккупированной территории. Населению было объявлено об эваку­ации тогда, когда враг стремительно продвигался вглубь Кубани и перерезал пути отхода. Фашисты перехватили значительную часть эвакуировавшихся, многие вер­нулись назад сами. Члены семей партийных руководителей, рядовых коммунистов, комиссаров, советских работников подверглись жестоким репрессиям.

Попытки решения экономических, социальных и других задач, предпринятые немцами на оккупированной территории Кубани, объяснялись прежде всего нуж­дами немецкой армии, а не стремлением поддержать местное население, предупре­дить массовый голод и возможное противодействие. Сотрудничать с фашистами (а таким сотрудничеством считался выход на работу, выполнение распоряжений оккупационных властей и т. п.) заставляло желание сохранить жизнь. Некоторые стремились получить назад отобранное большевиками. Кое-кто руководствовался чувством мести.

Кроме того, вместе с немцами на Кубань прибыли непримиримые враги совет­ской власти, оказавшиеся на чужбине после Октябрьской революции и Гражданс­кой войны. Они не только вели организаторскую и пропагандистскую работу по привлечению местного населения, особенно казаков, на сторону врага, но и служи­ли в полицейских формированиях, активно участвовали в антипартизанских ак­циях. Многие из них не успели уйти с Кубани после изгнания фашистов, некото­рые были оставлены для ведения подпольной и террористической борьбы. Они сформировали бандгруппы, в которые влились бежавшие из-под ареста уголовные преступники и политические противники советской власти. Хотя последних было мало, поскольку многие из них были расстреляны, несмотря даже на изъявлявше­еся ими желание сражаться с фашистами. Самой многочисленной категорией, за счет которой пополнялись антисоветские формирования, были дезертиры, и их число росло. Так, только в апреле 1943 г. дезертировало около тысячи человек. На освобожденной от немцев территории предстояла нелегкая борьба с противниками советской власти. Она осложнялась близостью фронта, постоянными налетами вражеской авиации, высадкой немецких десантов, недостатком милицейских кад­ров, обилием оружия, а также тем, что бандиты хорошо ориентировались на мест­ности.

Созданная комиссия руководила работой по обнаружению и разгрому бандфор­мирований. Применялись разные методы: тщательная разведка местности, про­филактические мероприятия, агитация, организации явок с повинной, облавы, за-


сады. К сентябрю 1943 г. было ликвидировано 45 банд, 230 человек было арестова­но и предстало перед судом.

Работала комиссия долго и результативно. От ответственности ушли тогда лишь те, кто покинул Кубань вместе с захватчиками или глубоко законспириро­вался.

14 июля 1943 г. в Краснодаре состоялся первый в стране судебный процесс по делу о зверствах оккупантов. Судили в основном пособников фашистов, действо­вавших на территории Краснодара и Краснодарского края.

Дело рассматривалось в открытом заседании военного трибунала Северо-Кав­казского фронта. В зале суда присутствовали представители общественности, в том числе известный писатель А. Толстой, журналист М. Мержанов и другие.

На скамье подсудимых было одиннадцать человек. Суд приговорил восемь че­ловек к смертной казни через повешение, а троих - к двадцатилетнему сроку тю­ремного заключения. На следующий день после завершения процесса в присут­ствии 30 тысяч человек приговор был приведен в исполнение. Но еще более двадца­ти лет (до 1965 г.) судебные процессы над предателями шли в Краснодаре.

Победа в Великой Отечественной стала следствием неимоверного напряжения физических и духовных сил народа. Не последнюю роль сыграла строжайшая дисциплина. Суровость военных законов, указов и распоряжений периода войны беспрецедентна. Заводы и фабрики работали круглосуточно. Стар и млад от зари до зари находились за станком и в поле. Поэтому, хотя в годы войны СССР в экономическом отношении уступал Германии, наша страна произвела гораздо боль­ше военной техники, обмундирования и снаряжения.

Краснодарский край являлся одним из важнейших «поставщиков» людских резервов, вооружения, боеприпасов, обмундирования и продовольствия. В крае были созданы казачьи воинские формирования, прославившиеся в боях своей доблес­тью. Тысячи жителей Кубани самоотверженно сражались с врагом на всех фрон­тах Отечественной войны.

Победа в Великой Отечественной войне была достигнута советским народом благодаря высокому патриотизму, дружбе народов, массовому героизму воинов и тружеников тыла, полководческому таланту военачальников.

Дорогой ценой далась победа над фашизмом. Тяжелые людские потери понес­ла Кубань. Не вернулись в отчий дом около пятисот тысяч человек. Их имена названы в «Книге памяти», изданной в Краснодарском крае. Такого трагического показателя не знает ни одна республика, ни один край, ни одна область страны. Более половины бойцов, не вернувшихся в родные места, пропали без вести. В послевоенные годы в крае активно ведется их поиск, устанавливаются имена тех, кого долгие годы ждали в родных семьях. А ведь война только тогда считается законченной, когда похоронен последний солдат.

О них, солдатах Победы, должен всегда помнить спасенный мир.

ГЛАВА 12 Кубань послевоенная

§ 56. Край поднимается из руин

Будем жить! Весть об окончании войны пришла на Кубань в ночь с 8 на 9 мая 1945 г. Сохранилось много свидетельств. Вот одно из них: «Сообщение о подписа­нии акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил в Штейн- гартовском районе [центром его была ст-ца Шкуринская] получено было дежурив­шим по районному комитету ВКП(б) в 2 часа 15 минут 9 мая 1945 г., и через час-два почти весь руководящий состав в районе был в РК ВКП(б) и райисполкоме». А вот что происходило в Туапсе: «9 мая в 3 часа утра, лишь только стало известно по радио о подписании акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии... в городе уже никто не спал, все население вышло на улицу».

Пришел долгожданный День Победы. Пришли и новые трудности, связанные с возрождением страны.

К возрождению родного края. Восстановление городов, предприятий и сел, разрушенных оккупантами, осуществлялось в соответствии с принятым в 1946 г. четвертым пятилетним планом (1946 - 1950), который предусматривал еще и стро­ительство 22 новых промышленных предприятий. Краснодар и Новороссийск в этом плане были отнесены к числу 15 важнейших городов, восстановление кото­рых было признано первоочередным.

С фронта начали возвращаться специалисты и квалифицированные работники. В 1947 г. 30 промышленных предприятий уже вышли на довоенный уровень: Красно­дарский завод измерительных приборов, Майкопский завод им. Фрунзе, Краснодарс­кая обувная фабрика, предприятия рыбной промышленности и др. Были построены два авторемонтных завода, кислородный, подшипниковый заводы, табачный комби­нат. Быстрыми темпами шло строительство камвольно-суконного комбината. Нача­лось сооружение компрессорного завода. Возродился Новороссийск: были восстанов­лены вагоноремонтный, судостроительный, шиферный заводы, мебельная фабрика, порт. В Краснодаре был пущен троллейбус, в Новороссийске - трамвай.

Работали учебные заведения и научно-исследовательские институты.

Цены на продовольствие на рынках Кубани в 1950 г. снизились по сравнению с 1948 г. на 40 %, а на картофель и овощи - в полтора раза.

В 1947 г. в стране была отменена карточная система и хлеб поступил в свобод­ную продажу. Довоенный уровень промышленного производства в крае был дос­тигнут, по официальным данным, в 1950 г., хотя в легкой и пищевой промышлен­ности еще наблюдалось отставание.

Не был решен жилищный вопрос. Многие продолжали жить в полуразрушен­ных зданиях, в подвалах, сараях, землянках. Проблема жилья еще более обостри­лась, когда начали возвращаться эвакуированные кубанцы и демобилизованные воины.

И все же можно говорить о том, что в начале 50-х годов кубанцы вернулись к довоенным «стандартам жизни».

Смерть вождя. Что дальше? До начала 50-х годов XX в. важнейшим фактором развития нашей страны оставались личность и общественно-политические взгля­ды И.В. Сталина. 1953 год резко изменил ситуацию.


Начался год, как писала пресса, с важной политической кампании - выборов в мгстные Советы. Завершилась она голосованием 22 февраля. По тогдашней тра­диции депутатский корпус края выглядел более чем солидно. В Краснодарский к райсовет, например, вошли Л.П. Берия, Г.М. Маленков и сам И.В. Сталин. Одна­ко привычный ход вещей был нарушен внезапно и резко. И уже первая сессия Iюного Совета (7 марта) была начата на траурной ноте: умер И.В. Сталин.

Страна и мир замерли в ожидании перемен. На короткое время в СССР руко- иодство перешло к группе, которую составили Г.М. Маленков (глава правитель- (• I на), Л.П. Берия (руководитель «силовых» структур) и Н.С. Хрущев.

Борьба за главенство между ними завершилась примерно через полгода.

июля 1953 г. Президиум ЦК КПСС поддержал арест и последующее осуждение ./1.11. Берии, признанного государственным преступником. Осенью Н.С. Хрущев, опираясь на силу партийного аппарата и поддержку крестьянства, одобрившего решения сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС, стремится окончательно закрепить руководство страной за собой.

Решения этого пленума с пониманием были встречены и на Кубани. Снижа­лись налоги на приусадебное крестьянское хозяйство (в 2,5 раза) при расширении его объемов, предусматривалось поэтапное повышение государственных закупоч­ных цен на сельхозпродукцию (от 3 до 6 раз), планировались организация матери­ального стимулирования труда колхозников (включая выплату авансов по их за­работной плате) и списание с колхозов долгов прошлых лет и др.

Н.С. Хрущев предпринял активные шаги по утверждению своего лидерства и в политическом плане. В результате уже на рубеже 1954 - 1955 гг. управление стра­ной всецело переходит в его руки. Руководство нашего края активно поддерживало нового лидера страны.

§ 57. Кубанская «оттепель»

К жизни по-новому. В середине 50-х годов советские люди испытали два серь­езных политико-психологических потрясения. Первым из них была смерть И.В. Сталина. Вторым - развенчание культа его личности.

При жизни И.В. Сталина пропаганда активно преувеличивала масштабы на­родной преданности ему. Иные общественные настроения замалчивались или пре­следовались. В качестве общего настроения «сталинизм» в этот период на самом деле господствовал. Поэтому уход руководителя страны из жизни воспринимался как большая социальная угроза. Психологической доминантой в этот период явля­лось ожидание худшего.

Обработка общественного мнения в плане отказа от прежних представлений о роли умершего руководителя страны началась сразу после его похорон и достигла

11 и ка к 1956 г. Характерно содержание главной в тот период краевой газеты « Совет - ская Кубань». Из ее материалов быстро исчезают ссылки на высказывания и авто­ритет И.В. Сталина. Все чаще используется термин «культ личности» (пока без указания имени).

В то же время четко прослеживалась и инерция сознания. Так, основная тема работ членов краевой организации Союза художников за 1953 - 1954 гг. - всенарод­ная скорбь по ушедшему вождю.

В целях постепенной смены политического курса из центра в регионы поступа­ют указания о замене старых «сталинских» кадров. В крае важным шагом в этом направлении стала кампания по укрупнению сельских Советов (1954 г.). Она по- IK* зволила быстро переформировать низовое звено управления социально-экономи­ческими процессами в регионе.

Важной приметой «хрущевского времени» было значительное расширение меж­дународных контактов, включая допуск иностранцев в регионы. При этом Красно­дарский край оказался одним из важнейших центров сотрудничества с зарубежь­ем. Уже в 1955 г. на Кубань приехала представительная сельскохозяйственная делегация из Соединенных Штатов Америки. Событие по тем временам было на­столько исключительным, что руководители краевых ведомств в обязательном порядке изучали справку об итогах визита и расписывались в этом.

Но наиболее важным фактором изменения духовной атмосферы в середине 50-х годов стало массовое возвращение на Кубань людей, освобожденных из ГУЛАГа, значительную часть которых составляли невинно осужденные. Начался процесс реабилитации незаконно репрессированных людей.

Все это формировало в крае новую общественную атмосферу, новую систему отношений между людьми. Наметился отход от идеологических догм сталинского периода, открылась возможность для решения ряда социально-экономических про­блем.

Необходимо отметить, что процесс политического и духовного раскрепощения в крае (и на региональном уровне в целом) проходил медленнее, чем в столице.

От политического к экономическому оживлению. Отказ от устаревших норм политической жизни, обновление системы управления привели к существенному оживлению хозяйственной деятельности на Кубани.

Руководство края поставило перед центром вопрос об отказе от ряда сомни­тельных проектов.

Характерен пример с попыткой возделывания на Кубани хлопка. С 1948 г. та­кая задача ставилась перед хозяйствами края под личным нажимом И.В. Сталина. Объяснялось это стратегическим значением хлопка для обеспечения нужд армии.

Несмотря на все усилия, добиться положительного результата не удавалось. Климат нашего региона не позволял хлопковым коробочкам вызревать вовремя. Малая часть их раскрывалась лишь к поздней осени и срывалась степными ветра­ми. А к 1953 г. под хлопком было занято около 160 тыс. гектаров.

После длительных обсуждений к 1956 г. хлопковый эксперимент в крае был прекращен, а земля стала использоваться под традиционные зерновые культуры.

Принес положительный результат отказ от стереотипов, связанных с исполь­зованием деревни в качестве источника средств для инвестиций в промышлен­ность. Сделанные крестьянству «послабления» и принятые меры по поддержке села привели к тому, что за пять лет (1953 - 1958) показатели деятельности кубан­ских колхозов и совхозов серьезно улучшились. Урожайность главного сельскохо­зяйственного продукта края - пшеницы - увеличилась с 1953 по 1958 г. в два раза. Но оставалась она по-прежнему невысокой (около 28 центнеров с гектара).

В сельском хозяйстве края шел поиск новых направлений. Наиболее удачным оказалось развитие свеклосеяния. Кубань быстро превратилась в один из основ­ных свеклосеющих районов России. Резко увеличились урожаи этой культуры - с 226 тыс. тонн в начале 50-х годов до трех миллионов тонн в 1958 г. (в 17 раз). На этой основе быстро развернулись мощности сахарной промышленности. В первую очередь были построены Адыгейский, Новокубанский и Усть-Лабинский сахар­ные заводы, начато и в ближайшие годы успешно завершено строительство четыр­надцати таких предприятий.

Не случайно на протяжении нескольких десятилетий Северо-Кавказское уп­равление сахарной промышленности располагалось именно в Краснодаре, а мик­рорайоны сахарных заводов в кубанских райцентрах до последнего времени были наиболее престижными местами проживания.

В 50-х - начале 60-х годов XX в. Кубань становится также центром российско­го виноделия (именно здесь расположился «штаб» отрасли - Всероссийское про­изводственное объединение «Росглаввино»), а Краснодарский политехнический институт (ныне - Кубанский государственный технологический университет) с тех пор является главной «кузницей кадров» для винодельческой отрасли.

Были построены важные энергетические объекты (Майкопская, Краснополян­ская и Белореченская гидроэлектростанции, Краснодарская и Армавирская тепло­электроцентрали). Строились Краснодарский и Кропоткинский гидролизные за­воды (очень разумное решение, поскольку сырьем для них служили отходы сельс­кого хозяйства и переработки леса). Всего за 1951 - 1958 гг. в крае вступило в строй более 70 крупных предприятий. Выпуск промышленной продукции в пятидесятых годах на Кубани вырос почти в три раза.

Новая социальная политика. Пятидесятые годы для Краснодарского края оз­наменовались важными результатами в развитии социальной сферы.

Сотни тысяч людей переехали в благоустроенные по меркам того времени квар­тиры (за счет государства в крае было введено в эксплуатацию более миллиона квадратных метров жилья).

Принципиальный шаг был сделан в организации отдыха и оздоровления де­тей. На смену предвоенным палаточным пионерским лагерям с чудесным «Арте­ком» во главе пришла широкая сеть добротных детских здравниц. Началось актив- I юе обустройство детского курорта Анапа, центром которого стал Пионерский про­спект. В 1960 г. начал работу пионерский лагерь «Орленок».

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


2326745624953970.html
2326773134454368.html
    PR.RU™