Что говорить о «черных», нищих и бездомных?  

Что говорить о «черных», нищих и бездомных?

Предыдущая12131415161718192021222324252627Следующая

Это иллюзия – считать, что современный ребенок может прожить свою жизнь, не сталкиваясь с бедными, «цветными», которых у нас почему‑то ставят в один ряд с бездомными, нищими и попрошайками. Мы пытаемся держаться от «этих» подальше (от греха подальше), но дети отличаются почти врожденной толерантностью – в силу любопытства и интереса ко всему необычному и новому. И в силу своей «неграмотности». Мы просто не успели им надеть шоры на глаза.

Толерантность, терпимое отношение к другим – это любовь, но без телесного контакта. Приятие, которое не обязывает подчинять свою жизнь законам и традициям другой этнической или социальной группы, принципам жизни другого человека.

СПРАВКА ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ:

♦ На территории России сегодня проживают представители более 150 национальностей, что на 22 больше, чем до перестройки. Китайцы, афганцы, турки, сирийцы становятся российскими гражданами.

♦ В 2005 году на территории России проживает нелегально уже 5 миллионов беженцев и переселенцев. В 2001 году, по официальным данным, было зарегистрировано 808 тысяч беженцев и переселенцев, среди них 236 тыс. детей. На получение гражданства РФ уходит по‑прежнему не менее 2 лет.

Толерантность – базовая установка. Это значит, что ребенок относится к любому новому человеку и событию с таким же уровнем доверия, симпатии, как он относится к «чужакам», иным.

Отношение к другим этническим группам не исчерпывается полярными оценками: нравится – не нравится. Психологи выделяют 6 градаций межнациональных отношений. Ознакомившись с ними, каждый родитель определит, на каком уровне терпимости (толерантности) по отношению к человеку другой национальности (другой социальной, культурной группы) он находится.

Как вы относитесь к представителям иных культурных космосов – азербайджанцам, американцам, французам, индейцам? От этого зависит и уровень воспитания и адаптации ваших детей.

1. На первом уровне толерантности люди вообще отрицают различия между культурами. Несмотря на массовые миграции, около 80 процентов людей и сегодня живут и работают там, где родились, то есть в относительно монокультурном окружении. У таких людей знания о представителях других национальностей чаще всего сводятся к стереотипам: «Китайцы – желтокожие», «Негры – темнокожие и неграмотные», «Французы знают толк в любви», «Русские пьют водку» и прочее. Это те начальные знания, которые мы и наши дети усваиваем на бытовом уровне. Чаще всего эти стереотипы отрицательные, просто потому, что сформировались очень давно, когда «чужак» воспринимался жестко – как враг.



2. На втором уровне человек знакомится с представителем другой культуры более подробно, в деталях. Но в описаниях все больше агрессии и неприятия. «Американцы – тупые и толстые», «Большинство преступлений в Москве совершается лицами кавказской национальности», «Узкоглазые – тупые». Общая установка: «Свои всегда лучше, умнее чужих». Такой психологией обладают люди, которые подолгу живут в закрытых обществах. Я помню, как в 1986 году я, молодая аспирантка, принимала участие в психологическом сопровождении первых телемостов «США – СССР». Их вели люди с большим опытом международного общения Владимир Познер и Фил Донахью. Основной лозунг того времени: «За дружбу! За диалог культур!» Но уже первые программы показали, что обе аудитории, как американская, так и советская, относятся друг к другу с неприязнью, некоторые – с ненавистью. А спустя всего неделю‑другую после прямых эфиров зрители обеих стран не могли вспомнить ни лиц, ни высказываний иностранных участников, зато точно «знали», что они – «ужасные», «глупые», «агрессивные». Глубокая ненависть к другим людям может ослеплять, новые знания – активизировать отрицательные стереотипы. Состояние безразличия к инородцам, как это было на первом уровне толерантности, может перерасти в активную, агрессивную неприязнь.

3. На третьем уровне человек пытается минимизировать культурные различия и делает акцент на схожих позитивных чертах, это романтическая фаза в межнациональных отношениях. Человек говорит себе и другим «Ну, конечно, мы разные, но не стоит преувеличивать. У нас столько общего! В конце концов, все люди хотят жить в мире, любви, согласии». Этап братания.

4. Нейтральное признание межкультурных различий состоит в том, что различия признаются и фиксируются, но не драматизируются. «Да, у мальчика, с которым дружит мой Петя, родители – казахи, у них свои обычаи и своя кухня, но я не считаю, что это – повод для того, чтобы препятствовать их дружбе».

5. Нарастающая межкультурная компетентность – содержание пятого уровня толерантности. На этом этапе мы уже не только спокойно, но и с активным интересом относимся к представителям другой культуры. Приехав в другую страну, мы стараемся здороваться с людьми на их родном языке. А придя в гости, мы не бычимся: «Странные все‑таки эти Каримовы. Их манты – это только ухудшенная версия наших пельменей. Пусть придут к нам, мы им покажем класс!» Напротив, мы подробно интересуемся, как готовить то или иное блюдо, в каких случая его едят, как ведут себя за столом, что считается дурным тоном. Та легкость и интерес, с которыми наши дети осваивают японскую кухню, орудуя палочками, их, странная для нас, любовь к восточным единоборствам показывают, что при известной мотивации можно быстро нарастить свою культурную компетентность.

Мой опыт наблюдения за детьми российских эмигрантов во время продолжительных экспедиций во Францию и США показывает, что дети уже через 2–4 месяца способны установить дружеские отношения со своими иностранными сверстниками. Под стеклом письменного стола моего теперь уже взрослого сына фотографии его одноклассников из Франции и США. Он, со своей славянской внешностью, в окружении темнокожих и желтокожих юношей и девушек, в обнимку с юной тайской шестнадцатилетней красавицей. В 13 лет он назначил ей свидание в одном из кинотеатров Парижа, но в первый раз они не нашли друг друга. А попали в кино только на следующий день после долгих объяснений, уж не знаю, на каком языке. Я хочу только напомнить, что, помимо неприязни, есть еще колоссальный интерес к иной культуре, восторг перед ее необычностью, красотой. Это заставляет нас двигаться друг навстречу другу. Я много лет сопровождала международные смены для детей разных возрастов – в России, Франции, США. Некоторые из них для одаренных детей со всего мира – Германии, Франции, Бельгии, Шотландии, Англии, России. Одна из моих подопечных, десятилетняя русская девочка, влюбилась во француза. С тех пор, как мы вернулись из международного лагеря (это была Шотландия), прошло 8 лет. Девочка выросла и выиграла конкурс именно по французскому языку и сейчас учится в Париже. Теперь кажется невероятным предупреждение ее мамы во время нашей первой встречи: «Юля такая тупая в языках. По‑моему, мы только напрасно тратим деньги…»

6. Но самый высокий уровень восприятия иной культуры показывают люди, которых с детства растят в условиях двух культур. Это случается все чаще, например с детьми межкультурных браков. Меня, как специалиста по межкультурным бракам, часто спрашивают: «Не опасно ли растить детей в семьях, где родители говорят на разных языках?» Конечно, это трудно. Но если оба родителя занимаются ребенком всерьез, он получает колоссальное преимущество в личностном развитии перед другими детьми. Такие дети легко включаются в любую ситуацию, легко учат не только иностранные языки, но и другие гуманитарные предметы, словом, проявляют высокую коммуникативную мобильность.

Мои наблюдения за поведением детей в международных лагерях показывают, что уровень интеллекта практически не влияет на этапы адаптации к другой культуре. Дети настороженно и даже враждебно могут встретить друг друга, будут держаться поближе к своим соотечественникам. По прошествии нескольких дней откровенно поругаются, но все‑таки это – довольно активная форма, пусть негативного, общения.

Мы с моими иностранными коллегами называли эту фазу иронично: «этап интернационализации мата», потому что дети ругались на всех языках мира. Потом мы наблюдали, как появлялись звезды в коллективе – те, кому удавалось устанавливать контакты с детьми различной национальности, а под конец смены расцветали международные романы. Мальчики и девочки влюблялись по уши друг в друга, невзирая на культурные различия, и – феноменально! – начинали бешеными темпами учить язык, хватая просто на лету сложные грамматические конструкции.

Начинать наращивать межкультурную компетенцию лучше всего с того, чтобы выучить приветствие на языке «чужака» и поприветствовать его на его собственном языке.

Но даже если дети растут в монокультурной среде, им следует дать представления о том, что люди разных национальностей живут, работают, общаются по‑разному. Вы помните, что я – сторонница вариативного, а не альтернативного воспитания, и считаю, что по возможности одну и ту же задачу ребенок должен уметь решать как минимум тремя способами. Толерантность – это и есть способность мыслить вариантами.

На самом деле культуры задают такое разнообразие, что нам и не снилось.

Хочу привести несколько вариантов «приветствия», потому что непонимание между нами может возникнуть «с первого взгляда». Так выглядит процедура приветствия в разных странах.

Французы:

Двоекратный поцелуй «в воздух», едва касаясь щеками.

Американцы:

«Хэлло!» на расстоянии вытянутой руки. Руку можно пожать.

Представители культуры маури:

Три раза трутся кончиком носа.

Индусы:

Складывают ладони на уровне груди и кланяются.

Японцы:

Руки строго по швам, почтительное расстояние, не меньше метра. Поклон всем туловищем под углом 45 градусов.

Немцы:

Держатся на дистанции и жмут друг другу руки.

Показать детям эти различия вы сможете и сами. Как можно больше говорите им о культурных различиях.

Различаемся мы и в подходах к воспитанию. Немцы считают, что дети – это маленькие взрослые. Их пословица гласит: «Чему маленький Ганс не научится, то большой Ганс знать не будет». У нас ребенок – как бы недочеловек. «Молодо – зелено!» – говорим мы. «Век живи – век учись!», «Яйца курицу не учат», – выказываем авторитет взрослого.

Но есть и много общего.

«Одежда делает человека», – говорят немцы.

«Встречают по одежке», – утверждаем мы.

Сейчас многие родители пытаются учить детей‑дошкольников иностранным языкам. Обучение идет гораздо успешней, если ребенок знает, зачем ему этот язык, и дружелюбно относится ко всем людям, которые говорят на незнакомом ему языке. Если вы скажете ему, что язык учат, чтобы люди могли вместе жить, работать, общаться, и научите приветствиям на нескольких языках, полдела сделано. В ходе изучения иностранных языков детям дают основы культурных различий. Их также научат многим аналогам. На языке преподавателей вы сформировали мотивацию к обучению.


2331295145847421.html
2331364966837326.html
    PR.RU™